Эмили Блант: «На съемки в стиле ню я не готова»

Все знают ее благодаря роли нервозной ассистентки в фильме «Дьявол носит Prada», однако Эмили Блант смогла уйти от этого образа, с успехом освоив другие амплуа. Одна из самых известных актрис Голливуда рассказала нашему корреспонденту, по какому принципу она выбирает роли и как ей удается совмещать работу и семейную жизнь.

Эмили, поздравляем вас с ожидаемым прибавлением в семействе. Скажите, этот факт как-то повлиял на ваш выбор ролей?

(Смеется.) Пока я в положении, предпочла бы озвучивать героев мультфильмов: тогда смогу являться на работу хоть в пижаме. А если серьезно, то сейчас я, наверное, не стала бы играть очень уж брутальные роли, например убийц. Не хочется ничего негативного. Кроме того, я не готова сниматься обнаженной: во-первых, мне не 22 года, а во-вторых, прежде чем дать согласие на съемки в стиле ню, нужно определиться, зачем эти сцены вообще нужны в фильме. Зачастую голую грудь показывают только ради голой груди. Это пошло. Обнажение в фильме оправдано лишь тогда, когда оно имеет какое-то значение, расставляет акценты. А это сейчас случается редко. Хотя я не сказала бы, что именно появление ребенка и новая беременность влияют на мой выбор ролей. Нет, я делаю это в первую очередь для себя: хочу играть роли, которые могут раскрыть меня как актрису, научить ­чему-то новому. Самое главное — я не желаю повторяться. После успеха фильма «Дьявол носит Prada» мне одну за другой начали предлагать аналогичные роли — я отказала всем. И не жалею об этом.

 

TASS_12508950

 

Но вашу роль в фильме «Белоснежка и Охотник 2» нельзя назвать положительной. Вы делаете из детей почти роботов, не способных ни на какие чувства…

Белоснежка и Охотник 2 — Моя Фрейя не жестокая, не бессердечная. Она жертва обстоятельств. Любая женщина может внутренне заморозиться, потеряв ребенка и разочаровавшись в близком человеке. Кроме того, Фрейя искренне верит в то, что она желает детям добра. Запрещая им любить, она тем самым старается защитить их от будущих разочарований и боли, которую пережила сама. В этом смысле ее можно понять и пожалеть.

Вам не тяжело было играть такую роль?

Вовсе нет. Я не думаю, что детей нужно заласкивать, растить «в вате» и держать на коротком поводке. С одной стороны, дети уязвимы, с другой — сильны: они легко приспосабливаются к обстоятельствам, у них гибкая психика. Вряд ли кто-то из них обрадуется чрезмерной опеке и ограничению свободы. Детей нужно любить и направлять, но не затискивать.

Вы идентифицируете себя с Фрейей? Вам близки какие-то ее черты?

Только в кино герой может произнести длинный и душещипательный монолог, в котором четко определит, кто он есть. А в жизни это сделать нелегко. Мы сами себя плохо знаем. Так что я не пытаюсь проецировать своих персонажей на себя или себя на них.

Фрейя, моя героиня в фэнтези «Белоснежка и Охотник 2», — жертва обстоятельств. Она «заморозилась», потеряв ребенка и разочаровавшись в близком человеке. Но она искренне верит в то, что желает детям добра.

 

TASS_9013241

 

Мы живем в жестоком, далеко не сказочном мире. Как вы считаете, зачем нам нужны сказки?

В основе любых сказок, особенно традиционных, классических, лежат довольно мрачные сюжеты, в которых много зла и насилия. Возьмите те же истории о Белоснежке, о Красной Шапочке… В них есть жестокость, и в этом смысле они мало чем отличаются от реальности. Но в сказках настоящая жизнь показана посредством аллегорий, которые дети с присущей им тонкой интуицией легко разгадывают. Так что эти истории скорее готовят детей к жизни, чем, как принято думать, демонстрируют им торжество добра. Конечно, хеппи-энд сказкам необходим, но не это в них главное.

На протяжении фильма ваша героиня из доброй и любящей девушки превращается в холодную и жестокую женщину, не верящую в любовь. Но в конце опять оттаивает. То есть несколько раз она кардинально меняется. Вы верите, что в реальной жизни люди способны на такие метаморфозы?

Наверное, это прозвучит немного цинично, но я не думаю, что человек способен измениться. Обстоятельства могут ярче осветить какие-то стороны характера, а какие-то, наоборот, приглушить. В различных ситуациях мы способны глубже понять самих себя или других. Но радикально меняться мы не можем.

Все больше появляется фильмов, в которых главная героиня — сильная женщина-лидер. Почему это происходит? А где же мужчины, по традиции спасающие мир?

И слава Богу, что таких картин становится больше. Наконец-то стали снимать фильмы для женщин, ведь раньше киноиндустрия была ориентирована на мужчин и 14-15-летних мальчишек. Кто в основном смотрит эти бесконечные боевики с мощными мужиками, обвешанными гранатометами и оставляющими вокруг себя горы трупов? Сами мужчины и смотрят! Хорошенький метод спасения мира — уничтожить половину его населения. Женщины спасут мир не с помощью танка, а с помощью мудрости, гибкости и огромной внутренней силы, которая есть в каждой из нас. Теперь во время просмотра фильма можно думать и анализировать, а не только жевать попкорн и периодически прятаться за стул от страха.

 

2460_D043_00310R_CROP

С Шарлиз Терон (кадр из фильма).

Легко ли было сниматься вместе с такой суперзвездой, как Шарлиз Терон?

Мы с ней стали очень близки, у нас установились почти сестринские отношения. Так что играть сестер нам было просто. Кстати, в жизни Шарлиз заботливая «сестра» и не собирается причинять зло моей дочери. (Смеется.)

На съемки вы брали свою дочь. Как она отреагировала, увидев вас в гриме?

Честно говоря, я волновалась, узнает ли она меня вообще. Но мы часто недооцениваем своих детей. Они все понимают и чувствуют гораздо глубже, чем мы думаем. У них потрясающая интуиция, позволяющая им точно определять, кто есть кто. А уж маму ребенок всегда узнает, во что бы она ни была одета.

Вы примкнули к кампании, развернутой Шарлиз Терон. Она отстаивает права женщин и особенно право на равноценную зарплату у мужчин и женщин. Почему это вас так волнует?

Потому что это безобразие и унижение — когда за одну и ту же работу женщинам платят меньше, чем мужчинам! Дискриминация в наше время недопустима. Это какой-то анахронизм. Но, к сожалению, она жива и процветает. И если я как женщина и актриса могу что-то изменить, я это сделаю. После того как я начала поддерживать кампанию Шарлиз Терон, я чувствую себя ответственной за каждую несправедливость.

Посоветуйте женщинам, как они могут изменить ситуацию?

Старайтесь быть в курсе того, сколько получает коллега, выполняющий идентичную с вашей работу. Мне это сделать легко: мой агент в два счета найдет нужные цифры. Но и той женщине, которая, скажем, работает на кассе супермаркета или в офисе большой компании, можно и нужно интересоваться зарплатами коллег. Никто не заплатит вам больше, если вы этого не потребуете. Самое главное — изжить ненужное стеснение, которое мешает разговаривать с начальством о деньгах. Поверьте: когда мужчины требуют повышения зарплаты, их за это только больше уважают.

Замужество и материнство не повлияли на мой выбор ролей. С мужем Джоном Красински и малышкой Хэйзел.

Вы замужем за известным американским актером. У вас с ним нет профессионального соперничества?


В профессиональном смысле я не ощущаю себя на втором плане. Я прошла путь от «Вы похожи на ту актрису, которая сыграла в картине «Дьявол носит Prada» до «Вы похожи на Эмили Блант» и пришла к «О! Вы Эмили Блант!». Так что мне есть чем гордиться. Когда, например, мы с Джоном в Нью-Йорке спускаемся в подземку и на него оборачиваются люди, он сообщает мне об этом с шутливой гордостью.

А вы как реагируете?

Говорю, что люди на него смотрят только потому, что он очень высокий.

Тяжело оставлять дочку, уезжая на съемки?

Конечно. Но одна подруга мне дала хороший совет. Вместо того чтобы просто говорить ребенку: «Мама должна уехать», лучше сказать: «Я должна ­уехать, но я очень люблю свою работу». Малыш поймет, и вам будет спокойнее, поскольку вы и себе напомните, ради чего уезжаете.

 

Источник: http://www.tele.ru

Поделиться:

FacebookTwitterGoogleVkontakteLinkedInPinterestOdnoklassnikiEmail this page